ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА КОДЕКС!
Историю пишут победители. Это известно с зари времен.
Установленные моральные ценности, гласные и негласные, рушатся перед лицом новой опасности. Когда страну раздирают религиозные конфликты, когда прежние устои оказываются нежизнеспособными, сохранять человеческое лицо становится все сложнее, а главные ценности отходят на второй план.
Больше нет единого кодекса чести и поведения.
Присоединяйтесь и напишите собственный. А уж чернилами или кровью - решать вам.

Бастион
Администратор - sovngarde_a
| Десница рока
ГМ - polynochnaja_vedma
СЮЖЕТНЫЕ СОБЫТИЯ
После смерти короля Гэлла Второго, страдавшего от давней болезни, корона перешла его сыну Элиану Третьему - молодому наследнику. Однако, узнав о смерти отца, возвращается в страну и бывший наследный принц Аэтадда, некогда отправленный Гэллом Вторым в изгнание. В его намерениях - найти брата и решить не только вопрос престолонаследия, но и тот, который мучил его десять долгих лет.
В замке лорда Ваэллана, наместника северного Элбренвейта, собираются все искатели приключений, маги, Стражи и воины: объявлена охота на драконов. Узнав об этом, король атари направляется на поиски легендарного ящера сам.
Южнее, в Энтфелде, разворачивается внутренний скандал: украдены артефакты Стражей. Приложили ли руку к этому воры? Или гильдия Арадонских Химер?
СТОЯЩИМ НА ПОРОГЕ
Приветствуем гостей и советуем заглянуть в эти темы, чтобы поскорее влиться в игру.
Гостевая Правила Сетка ролей Матчасть для ленивых
F.A.Q. Нужные персонажи Хочу к вам Шаблоны анкет
НУЖНЫ НАМ:
Спутник принца крови | Леди, что не смогла молчать | Дом Восходящего Солнца | Друид из Руна

Кодекс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кодекс » Дальний ящик » То, что сильнее смерти


То, что сильнее смерти

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Дата: ночь с 25 на 26 Святого, 1384
Место: Замок лорда Ваэллана, предместье Элбрнвейта
Участники: Роуэлл Ваэллан, Астор Морхейм
Вмешательство: оговаривается
Описание: когда надежда тает, хватаются и за соломинки, и за неожиданные клятвы, и за ложных богов. Роуэлл не собирается отдавать смерти своего сына, Астор собирается и дальше служить своему господину, а чего жаждут те, кто оказались на пороге?

0

2

Конец зимы не был холодным и злым, будто бы эта зима и не думала заканчиваться. Ветры с севера, прорываясь сквозь перевал, летели в долины, причёсанные зубьями гор, лишенные половины своей смертоносности, чтобы здесь, внизу, сталкиваться с ветрами морскими... и свинцово-тяжелое небо не отпускало туч, накрывших своей тенью землю. Солнца была не видно. Не видно и звезд ночами.
Плохой это был знак.
Тем, кто почитал Девятерых, не хватало их звезд. Но последнее сорокадневье года уходящего редко бывало ласковым перед суровым годом. И в том была воля Богов.
Тронув ладонью в варежке грудь, будто пытаясь сквозь теплые зимние одежды и накинутый поверх плащ с капюшоном нащупать девятилучевую звезду, Тьер, жрец Ниррэ, остановился, тяжело опираясь на посох, а потом пошел дальше - проторенной в снегах дорогой. Здесь исправно разьезжали санные упряжки и верховые, да и простолюдины-слуги иногда бродили к возвышающемуся замку на своих двоих. Никто не удивится еще одному путнику. Наверное, никто, тем более, что замок, уже почти десять лет так часто пускающий траурные ленты у герба, облюбовали, будто на паломничества, лекари, шарлатаны, маги. Еще один не помешает, но, уж он-то, слышащий Повелительницу, не шарлатан.
И ему, всем его подопечным, даже... даже Девятерым Богам... нужна новая кровь и новые люди.
А слухи о том, что влиятельный лорд склонился перед очередным горем - слухи несутся во все стороны не королества даже - мира.
И вот - Тьер здесь.
Он опоздал придти с утра, доходит лишь к ночи, когда мороз становится нестерпим, а огни замка такими манящими.
И, подходя к воротам, закрытым на ночь, за которыми, за высокими стенами, прячется стража, жрец даже как-то раздраженно бьет в колотушку: замерзать здесь, почти на пороге, он не намерен.
- Открывайте, впустите, воины, я к лорду.

[нпс-жрец, маг созидания.
Высокий, худой, лицо в морщинах, но сила в теле еще изрядная.]

+1

3

Внешний вид: чёрный дуплет, на плечи наскоро накинут плащ;
Инвентарь: короткий меч на перевязи;

Добрые вести редко приходят ночью.

Тяжёлые шаги стражников гулко отдавались в пустых коридорах  большого замка. Удивительно тихо: ни вечерней возни служанок, ни болтовни скучающих на постах караульных. Нехорошая тишина. Неживая.

Лорд  добрый  сюзерен и достойный правитель.  Хороший человек. Несчастный человек. Астор часто задумывается о том, почему Создатель столь жесток к нему.  Ответа не находилось.

Хворь юного наследника страшна: неотвратимо, беспрестанно выпивает жизнь из маленького тельца. Струпья можно лечить мазью, рану - зашить, а здесь... Лорд приказал пускать любого, кто заявит,  что способен вылечить его сына.

Днём коридоры замка полнятся разношёрстной толпой: закутанные в рванные шали знахарки и ворожеи, потрепанные жизнью маги и учёные мужи. Все они причиняют гарнизону немало беспокойства - в толпе безобидных лекарей и шарлатанов может затесаться по-настоящему дурной, опасный человек, да и сами они то и дело готовы умыкнуть кусок с челядской кухни или выклянчить у молодых служанок монетку-другую. Впрочем, с каждым днём поток их становился все слабее и слабее.

Добрые вести редко приходят ночью. Потому о любом, кто постучится в ворота после захода солнца, караул немедленно докладывает лично  капитану.

Посетитель отличается от тех, что были до него: несмотря на потрёпанный вид  он держится уверенно и прямо,а посох в его руке - примета опытного странника, а не дряхлого старика. Астор почувствовал исходящую от него силу и неуверенность своих солдат, уставившихся на  старика с лёгкой опаской. Капитан не выказывает беспокойства - в этом замке он в своём праве.

- По какому делу ты хочешь видеть лорда, странник?

В голубых глазах ничего, кроме спокойного интереса.

+1

4

Ворота не спешили открывать: будто стоять на морозе, скрываясь от пронизывающего ветра лишь под плащем, а не за толстыми стенами замка - это то, ради чего люди идут делать добро... Впрочем, иное добро сродни злу, но Тьер, и правда, знал очень многое о мире и умел исцелять.
Но с каждым мгновением, проведенным снаружи, у ворот, его рвение помочь становилось все меньше. Хотя и повернуть назад - уйти к городу, сейчас будет глупо и самоубийственно.
Когда открылись ворота, жрец мысленно вознес хвалу Ниррэ и шагнул вперед, когда открылась калитка в воротах.
Поднял голову, из под капюшона смотря на тех, кто ему открыл:
- Ты не лорд Ваэллан. - Смешок, а потом жрец качнул головой, будто кивая себе за плечо. - А по какому делу к нему идут? Вопрос жизни, вопрос исцеления. Я многое умею, но выбрал не лучшее время для дороги... вот только у меня есть время подождать до весны, а у сына лорда это время будет? - Тьер не насмехался, скорее, ухмылялся жестокости жизни. Те, кто отринули настоящих богов, страдали в своей слепоте и беспомощности.
А он, жрец Ниррэ, знал как помочь.


Внешний вид: платье дворянина, поверх него подбитый мехом плащ. Сапоги, перчатки.
Инвентарь: с собой ничего нет.


Роуэлл не спал - было слишком рано, чтобы сдаться беспамятному облегчению снов. Лорд, достав амбарные книги, проверял, что его слуги успели истратить и приобрести для замка: монотонное занятие, требующее сосредоточенности и терпения. Самое то, когда в соседнем крыле замка медленно угасает твоей единственный сын.
Ваэллан бесился от бессилия, но всё, что давали маги, целители, шарлатаны, лекари и коновалы - все было бесполезно. Только лишь не сдаваться, как бы не истончалась надежда.
Обещая себе, что еще лист книги и можно будет подняться к сыну, посидеть с ним, мужчина, тем не менее, раздраженно встал из-за стола и вышел из кабинета. Поднялся на башню, накидывая на плечи плащ.
Зимняя ночь швыряла снегом на старый замок - стражники-дозорные, при виде лорда, принимались топтаться активнее, но Ваэллан ничего не сказал бы, даже попрячься они в башнях и караулках. Правитель Элбренвейта отошел от чаши с огнем и посмотрел вниз, во двор, замечая как его командир стражи идет к воротам, а те открываются, вот только гостя или гостей, что стоят по ту сторону, не спешат впускать.
"Еще один лекарь? Может, пора вздергивать на виселицах шарлатанов?" - Роуэлл снял с кладки стены ком снега и, утерев им лицо, пытаясь взбодриться, пошел обратно в замок, намереваясь спуститься во внутренний двор. Может, переговорить с Астором или же попробовать выиграть у него в схватке на мечах сейчас, немедленно, взбодрит куда лучше, чем отупляющие счеты замковых амбаров.
Жить в доме, где умирает ребенок, его ребенок, с каждым днем Ваэллану становилось всё невыносимее.

+1

5

Старик не понравился Астору, как может не понравится славному сторожевому псу бродяга, спрятавший на груди отравленный нож. Но он, несомненно, отличался от заполонивших замок целителей. Значит, давал проблеск надежды.

- Мой господин повидал на своём пороге достаточно знахарей, обещавших снять с небес звезды и перевернуть горы движением руки. Лорд встречается лишь с теми, кто достоен его внимания.

Наверное, Создатель был милостив к старику в тот день: за спиной Морхейма раздались знакомые шаги. Ваэллан не спал, Астор знал об этом - видел огонек в окне его кабинета. Кто  может спокойно спать в доме, где так тяжело  хворает  рёбенок?

- Мой лорд, этот человек опоздал добраться сюда до захода солнца. Он говорит, что хочет помочь вашему сыну.

0

6

- Тогда твой лорд просто еще не встретился со мной. Он меня должен принять. - Сухо ответствовал жрец, который озяб на зимнем холоде,
но не был лишен надежды на теплую пищу, огонь и кров над головой. И, возможно, даже не на одну ночь.
Пока старик переругивался со стражником, он услышал, что подходит еще один человек и умолк. Возможно, это дюжий стражник спешил на помощь, чтобы вышвырнуть его подальше от ворот, а может и кто-то иной - по эту сторону врат было не видно. Но все догадки и предположения разбились о слова начальника стражи.
"Значит, сам Ваэллан... ну что же..."
- Опоздал, но спешу помочь умирающему ребенку. - "Прокаркал" хрипло жрец.

Роуэлл знал, что правителя делает не только его слава, его поступки, но и его люди. Астор Морхейм был одним из самых честных и самых преданных людей, которых лорд Элбрейнвейта знал. И не уставал благодарить судьбу за то, что капитан стражи не спешил уходить на покой, а оставался в стенах замков рода Ваэллан, сопровождал Роуэлла в поездках и оставался доверенным лицом.
Подойдя к калитке ворот и услышав такую весть, мужчина на миг задержал дыхание, а потом кивнул.
- Спасибо. - Изо дня в день все больнее было ждать вердиктов от лекарей.
Роуэлл стал перед открытым проходом и посмотрел на того, кто пришел в ночи - странник, таких множество на дорогах Аэтадда, только, обычно, они предпочитают бродить, когда потеплеет.
- Впустите, накормите и обогрейте. Я буду ждать тебя, лекарь, через пару часов в главном зале. - Мужчина обернулся на своего капитана стражи. - Астор, составите мне компанию на ближайшие пару часов? - Ему было просто необходимо выпить. А старый товарищ убережет от излишнего.

0


Вы здесь » Кодекс » Дальний ящик » То, что сильнее смерти