ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА КОДЕКС!
Историю пишут победители. Это известно с зари времен.
Установленные моральные ценности, гласные и негласные, рушатся перед лицом новой опасности. Когда страну раздирают религиозные конфликты, когда прежние устои оказываются нежизнеспособными, сохранять человеческое лицо становится все сложнее, а главные ценности отходят на второй план.
Больше нет единого кодекса чести и поведения.
Присоединяйтесь и напишите собственный. А уж чернилами или кровью - решать вам.

Бастион
Администратор - sovngarde_a
| Десница рока
ГМ - polynochnaja_vedma
СЮЖЕТНЫЕ СОБЫТИЯ
После смерти короля Гэлла Второго, страдавшего от давней болезни, корона перешла его сыну Элиану Третьему - молодому наследнику. Однако, узнав о смерти отца, возвращается в страну и бывший наследный принц Аэтадда, некогда отправленный Гэллом Вторым в изгнание. В его намерениях - найти брата и решить не только вопрос престолонаследия, но и тот, который мучил его десять долгих лет.
В замке лорда Ваэллана, наместника северного Элбренвейта, собираются все искатели приключений, маги, Стражи и воины: объявлена охота на драконов. Узнав об этом, король атари направляется на поиски легендарного ящера сам.
Южнее, в Энтфелде, разворачивается внутренний скандал: украдены артефакты Стражей. Приложили ли руку к этому воры? Или гильдия Арадонских Химер?
СТОЯЩИМ НА ПОРОГЕ
Приветствуем гостей и советуем заглянуть в эти темы, чтобы поскорее влиться в игру.
Гостевая Правила Сетка ролей Матчасть для ленивых
F.A.Q. Нужные персонажи Хочу к вам Шаблоны анкет
НУЖНЫ НАМ:
Спутник принца крови | Леди, что не смогла молчать | Дом Восходящего Солнца | Друид из Руна

Кодекс

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Кодекс » Знак отличия » О мертвых – ничего


О мертвых – ничего

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Персонаж

1. Основная информация
1.1. Имя персонажа: ранее звался Йёргеном Мегинбьёрном. Позднее сменил еще несколько имен. Ныне его имя Эйвинд Флемминг, сокращается до Эндера.
1.2. Дата рождения: 1 Менестреля 1347 года
1.3. Статус: артефактолог, не относится к числу Стражей, но работает на них.
1.4. Способности: сильный артефактолог. Владеет кузнечным ремеслом, также отлично сражается на мечах. Стреляет из рук вон плохо, поэтому тогда, когда нужно охотиться, ставит силки. Способен обустроить себе ночлег, развести огонь и в принципе выжить в одиночестве. Вынослив, физически силен. Терпелив. Говорит и пишет на руннском, также знает этад, но разговаривает на нем с акцентом, а пишет – с ошибками. Может ездить верхом, умеет сидеть на веслах.
1.5. Имущество: небольшая лавка, предоставленная, так сказать, государством. Из личного и нажитого четыре курицы, петух, два гуся, абсолютно дикий кот, любящий только Эйвинда. Небольшая брошь, привезенная из родных мест. Также бережно хранит тонкий медный браслет-цепочку, не застегивающийся на его запястье.

2. Расширенная информация
2.1. Внешность: Райан Гослинг
2.2. Основные факты биографии:
Двадцать семь лет назад Йёрген появился на свет и был, в принципе, счастливым ребенком. Деревня, в которой жил он и вся семья, была большой и дружной, никого из детей никогда не обижали, все были заняты делом, а если у одного случалась беда, то на помощь приходили не только все родственники, но и соседи.
Семья Йёргена была большой: у него были живы бабушки и дедушки, имелись четыре тети и два дяди, семеро племянников и племянниц, четыре брата и две сестры, отец и мать. У него были и двоюродные, и троюродные братья и сестры, и порой казалось, что проще их всех не пытаться запомнить.
Но он старался.
Семья для Йёргена была той самой опорой, за которую он всегда держался.
Дар проснулся у него очень рано – ему не было и шести лет, когда оказалось, что маленькие поделки из соломы, которые он плел, порой начинают обладать силой. Сначала это держалось в секрете, но потом, словно морская волна, новость поползла по деревне. Конечно, Йёрген не был друидом, как того бы хотелось многим, но все равно старался сделать так, чтобы всем было хорошо, поэтому использовал свои способности исключительно во благо, а взамен его любили и баловали все, кто только знал. Многие говорили, что он рос светлым и чистым, что таких, как он, обходят стороной беды, потому что за его плечами словно стоят боги и оберегают.
Никто за ним, конечно, не стоял.
А потом оказалось, что никто и не берег.
Ему было шестнадцать, Йёрген того и гляди должен был стать мужчиной. Он уже, прекрасно понимая, что лучше найти невесту пораньше, чтобы потом, как только появится возможность, привести ее к родителям, как это делали старшие братья, ухлестывал за девицами, обнимался с ними на сеновале и в конюшнях, прятался везде, где только можно. Ему хотелось продолжать развивать собственные способности, хотя уже сейчас собственная магия казалась Йёргену невероятно сильной – настолько, что порой он боялся с ней не совладать. Ему хотелось, возможно, отстроить свой небольшой домик, который бы стоял рядом с родовым, жить там вместе с женой, делать пристройки по мере рождения женой, ловить рыбу, может, выходить в море.
Все это закончилось тогда, когда ему было шестнадцать, и он должен был стать мужчиной.
Ночью вся деревня полыхала так, что было светло, как днем.
Йёргена выволокли за волосы, и он видел, как одного за другим убивали членов его семьи. Весь снег был красным от крови, его собственное лицо оказалось забрызгано, а в носу стоял тошнотворный запах. Голова кружилась, он терял сознание, но его били, и Йёрген приходил в себя, снова и снова встречаясь взглядом с пустыми глазами жителей своей деревни.
Вырезали всех, не оставили никого. Убили даже скот: Йёрген, когда его выводили за ворота деревни, видел, что овец, коз и псов насадили на забор, и некоторые животные все еще дергались.
Когда они отошли достаточно далеко и уже рассвело, Йёрген, поворачиваясь, видел, что дым продолжает валить вверх, в небо, и он такой черный, что от одного его вида начинали болеть глаза.
Он стал трэллом. Его хозяевами были воины, сильные, могучие и жестокие, каким-то образом узнавшие о его способностях. Йёрген то и дело создавал им артефакты, порой так много и часто, что выбивался из сил, и когда это случалось, его избивали, травили собаками, поили до беспамятства – издевались так, как только позволяли фантазия и желание мучителей. Когда считали, что он виноват, Йёргена кормили объедками, выводили обнаженным на мороз, закидывали в ледяные озера, чтобы помыть, а потом долго не давали подойти к огню. Единственное делали отменно и тщательно – учили магии. Среди этих воинов был старик, тоже знавший, как создавать артефакты, но он был слаб и стар. Зато каждый раз повторял, что сила Йёргена настолько велика, что он может превзойти всех в своих умениях.
Больше его ничему не учили, но Йёрген внимательно наблюдал за тренировками воинов. Иногда ему давали в руки палку или даже меч, говорили сражаться, но он раз за разом терпел поражение, запоминая при этом, где именно допустил ошибку.
Так продолжалось четыре года. Мысль о том, что он является человеком, из Йёргена выбили, и он не испытывал страданий, когда отбирал еду у свиней или собак. Если происходило что-то особенно страшное и противоречащее человеческой натуре, оно просто исчезало из воспоминаний, будто кто-то милосердно стирал все пережитые ужасы. Ему не было больно, плохо или страшно, он не сходил с ума, но держался исключительно на мысли, что когда-нибудь сможет отомстить и уничтожить всех тех, кто вырезал всю его деревню.
А потом Йёргену удалось сбежать.
Его всегда держали в клетке, когда уходили набегом на деревню или город, и однажды ему наконец-то удалось расшатать прут. Далеко Йёрген не убежал – всего-то скрылся глубоко в лесной чаще, еле переставлял ноги, чудом набрел на покосившийся от времени домишко, в котором, по счастью, жил друид.
Этого человека звали Ларс – или он так назвался, чтобы хоть как-то представиться тощему избитому незнакомцу. Он взялся лечить Йёргена, положил на это все свои силы, которых, как казалось, было невероятное, просто немыслимое количество. Практически ничего не спрашивая, Ларс вел вежливые беседы, не обращал внимания на то, что собеседник большую часть времени отмалчивался. Друид не был один: к нему приходили братья, которые также помогали с лечением.
На то, чтобы привести Йёргена в порядок, ушел целый год. За это время он подрос, окреп, перестал напоминать скелет, обтянутый кожей, снова научился смотреть людям в глаза, опять нормально заговорил. Разница была лишь в том, что внутри него было все так же пусто, как до этого.
А еще перед ним стояла великая цель.
Йёрген не называл друидам своего имени, а когда однажды назвал, они сказали, что наслышаны о истории его деревни, знают, кто совершил зло над всей его родней, а еще знают, что за всем этим стояла долгая вражда и взаимная ненависть, которой решили положить конец. Один из выхаживавших его людей, Райнер, бывший тогда даже немногим младше, чем Йёрген, однажды пришел ночью и сказал, что понимает, что можно чувствовать, когда происходит подобное. Он хотел помочь, был чистым, светлым, предлагал идти и нести свет вместе с ним, потому что злость, как он считал, выжигала человека изнутри.
Но Йёрген уже был сожжен. Честность, с которой он признал это, привела Райнера в ужас. Его не было видно больше недели, а потом, спустя это время, он вернулся и сказал, что все равно желает помочь, даже если придется проливать кровь.
Ушли они на рассвете, ничего не сказав друидам, не оставив о себе ни одной весточки и подсказки.
Их путь был долгим во всех смыслах. Несколько лет Йёрген учился драться. Они зарабатывали на жизнь, выполняя мелкие поручения в деревнях, пока не остановились в отдаленном мелком селении. Райнер стал подмастерьем у гончара, а Йёрген, называвшийся Ослайвом Бьёрном, стал помогать кузнецу. О нем и его способностях сражаться ходили легенды, пришлось потрудиться, чтобы просто встать рядом с ним, а когда мужчина понял, что Йёрген прибился к нему вовсе не для того, чтобы заниматься с железом, стал гонять его так, что вечером оставалось лишь падать замертво, чтобы с восходом солнца вновь подняться и тренироваться снова.
Шли годы. Йёргену было двадцать три, когда он понял, что пора начать двигаться с насиженного места. Он создал два артефакта, чего уже не делал давно, оставил один для Райнера, а второй – для кузнеца. Ушел, не прощаясь, боясь, что молодой друид решит идти с ним до конца.
А потом... потом Йёрген утопал в крови тех, кто когда-то выжег и прирезал всю его деревню. Он выслеживал этих людей. Многие отошли от дел и обзавелись семьями, и Йёрген, не испытывая ничего, убивал их всех, перерезал глотки женам и детям на глазах мужей, не слушал ни мольбы, ни увещевания. Постепенно узел, затянувшийся в груди, ослабевал, но легче стало лишь тогда, когда убиты оказались все.
Если бы были боги, они бы, верно, уже покарали Йёргена, и когда он задумывался о том, что, возможно, поступает неправильно, приходил к выводу, что нет – все верно. Он мстил за всех, кто был ему дорог, это было необходимо, иначе его родня никогда не смогла бы найти себе покоя на том свете.
Райнера он встретил тогда, когда со всем закончил, но не сказал ему ни слова. Друид искал его, упрекал в том, что он ушел один. Казалось, он знал абсолютно обо всем – и не говорил ни слова укора. Они решили отбыть в другую страну, назначили дату, и ровно перед отправкой, накануне, ночью, Йёрген создал артефакт, усыпивший Райнера на сутки, а сам сбежал снова.
Светлому друиду было не место рядом с тем, с чьих рук теперь невозможно было смыть кровь.
На корабле Йёрген назвался другим именем, а когда прибыл в Аэтадд, прямым ходом направился к Стражам. Перед тем, еще будучи в море, он отрезал прядь собственных волос, окропил кровью, положил на деревяшку, поджег и спустил на воду, тем самым символически хороня самого себя.
На этот раз он представился Эйвиндом Флеммингом, рассказал о своих способностях, признался, что слишком сильна его вера в собственных богов, оставшихся там, на страже родных краев. После долгих разговоров Стражи позволили ему оставаться свободным человеком, творить магию на благо людей и государства, надели на палец кольцо. Его способности поразили их, и если даже кто-то покопался в голове Эйвинда, ему об этом не сообщили, зато первый год не спускали глаз, а после немного успокоились и дали дышать свободней.

2.3. Прочее: дружелюбен и улыбчив. Никаких баек о жизни до переезда в Аэтадд не выдумывает, но о прошлом не говорит – считает, что Йёрген Мегинбьерн мертв, а о мертвых либо хорошо, либо ничего.
Имеет странные представления о правильности собственных потсупков: например, ни с кем не сближается, чтобы не потерять также, как всю семью. Способен бросить людей, проникнувшихся к нему теплом, если считает, что это необходимо для их блага.
Каждую ночь видит кошмары, но привычен к ним настолько, что удивляется, когда видит хорошие сны.
Мечтает о собственном доме, а не предоставленном Стражами, где-нибудь в тихой деревеньке, чтобы можно было спокойно разводить птицу и коров – животных любит гораздо больше, чем людей, особенно домашних и полезных.
С момента, как прибыл в Аэтадд, ни разу не держал в руках оружие, только по долгу службы. Воином себя, соответственно, не считает, умения скрывает.

Игрок

3. Обязательная информация:
3.1. Связь: в лс администрации
3.2. Планы на игру: по обстоятельствам, но вообще – играть в сюжет
3.3. Мастеринг: да
3.4. Каким образом нас нашли: привели

4. Пробный пост

Отредактировано Эйвинд Флемминг (2017-09-04 12:32:20)

+3

2

Добро пожаловать на «Кодекс»!
Ваша анкета принята. Для того, чтобы закончить с регистрацией персонажа, вам нужно заполнить игровую информацию и создать тему с личной хронологией. Статус вы можете поставить себе сами.
После этого ознакомьтесь с сюжетом и найдите соигроков в теме поиска. И, конечно же, присоединяйтесь к игрокам во флуде!

Приятной игры!

0


Вы здесь » Кодекс » Знак отличия » О мертвых – ничего